Сейчас настоящих мужчин не делают. Часть 1

формула любви бракаЖурнал Women’s Health, февраль 2013 г. "Джентльмены удачи"

“Приличные все вымерли”, “Все приходится делать самой!” – вновь и вновь жалуются современные дамы на сильный пол. Неужели правы недовольные, и мы рискуем забыть о том, как выглядят заботливые парни? Наш журнал решил не поддаваться панике, а разобраться с тревожной ситуацией беспристрастно. Для этого мы выслушали доводы сторон и попросили рассудить конфликт нашего эксперта, психотерапевта и семейного расстановщика Эльвиру Шкурат. Ираида Штурм, представитель обвинения

Сейчас настоящих мужчин не делают. 

ИСТОРИЯ О ГВОЗДЕ

Много лет назад я снимала квартиру, у которой было всего два недостатка – торчащий из порожка кухни гвоздь и соседка, которую я к концу совместного проживания обнаружила верхом на моём бойфренде. Но эта история не о мужской неверности или женском коварстве, а о гвозде. Надо сказать, что тогда у нас дома часто появлялись мужчины: бойфренды, ухажеры, друзья. Мы с соседкой про гвоздь знали и успешно его огибали. Наши гости практически всегда на него напарывались. Торчал он ровно настолько, чтобы не наносить увечий, но достаточно, чтобы порвать носок или ощутимо расцарапать голую беззащитную стопу. Вы знаете, я могу всё. Могу гвоздь забить, а могу – достать из стены. Я виртуозно вкручиваю шурупы и лампочки, легко разберусь с проводами сложной техники, достать свечи из нутра машины у меня просто не хватило физических сил. Но тогда я была юна и склонна к экспериментам. Я хотела проверить: найдется ли мужчина, который, напоровшись на гвоздь, попросит у меня молоток и решительным движением тюкнет надоевшую железяку по шляпке.

Говорят, в том, что мужчины больше не совершают поступков, виноваты мы сами – самостоятельные и независимые. А вот беззащитным ланям, которые не знают, как обновить приложения на iPhone, достаются решительные парни, которые с удовольствием взваливают на себя все девушкины проблемы. Убейте, не знаю, как добиться необходимого уровня беззащитности. Вот, к примеру, несколько лет назад у меня были такие проблемы со спиной, что, возвращаясь с работы, я ложилась на коврик для йоги, накрывалась пледом и тихо плакала от жалости к себе, изматывающей боли и усталости. Меньше всего в эти моменты я производила впечатление независимой европейской женщины, скорее уж раненого зверька. Мой тогдашний мужчина, взрослый, решительный, крупный бизнесмен, ворочавший миллионами, предлагал мне деньги на обследование и массаж – но не давал, на просьбу просто посидеть рядом и пожалеть меня, как ребенка, говорил, что он этого не умеет, его конёк – действие. Но ничего не делал. Апофеозом стало истинное проявление мужской заботы – он записал меня на смену летней резины на зимнюю. Даже денег дал. В машину мы закидывали колеса вдвоем – я с сорванной спиной и подруга на седьмом месяце беременности.

Или вот буквально недавно меня познакомили с лётчиком – командиром воздушного судна. И он повез меня в аэропорт. Мама напутственно шипела в трубку перед свиданием: “Будь милой! Нарисуй глаза! Не испугай его”. Я вешу 47 килограммов, кого я могу испугать? Но я нарисовала глаза и по счастливому стечению обстоятельств выставила себя полнейшей идиоткой – впервые в жизни перепутала дату и приехала в аэропорт, когда самолет улетел. “Бывает”, – философски заметил лётчик, пока я металась от кассы к кассе, пытаясь поменять билет. Человек, который мог просто снять трубку и сказать командиру моего самолета: “Колян, чё там, есть у тебя места?”, ждал, когда я сама разрулю свои проблемы.

Или вот 23-летний и, как я надеялась, еще не испорченный жизнью ухажер – пообещал мне привезти огнетушитель, потому что я хлопала глазами и говорила: “А как сейчас проходят ТО? Совершенно не понимаю…” (как будто я не работала в нескольких автомобильных журналах, а Google в нашей стране отключили, как и в Китае). В день “Ч” ухажер прислал скорбную эсэмэску: “Мне так плохо – 37,4”. Огнетушитель из своей машины срочно притащила коллега.

А арт-директор одного ночного клуба, который на свидании держал меня за руки и не отводил влюбленного взгляда, но, когда я заболела, не смог привезти мне аспирин и минералку, а дальняя приятельница смогла?

Я вешу 47 килограммов, при покупке алкоголя у меня спрашивают документы, и пока я молчу – произвожу впечатление цветочка аленького. И я много путешествую. Знаете, сколько раз за прошлый год мне помогли закинуть чемодан в самолете? 3. Прописью: три. Два раза это были товарищи-геи.

Искренне не понимаю, куда они делись, решительные мужчины, вбивающие гвозди и приезжающие с другого конца города, когда ты не можешь завести машину. Но почему-то мне кажется, что дело не в нашей самостоятельности. Я научилась забивать гвозди, потому что никто кроме меня этого не делал. И только тот изначальный гвоздь так и остался торчать немым упреком, когда я съезжала из квартиры. 

Часть 2.